Обсудить на Форуме
Каталог файлов | Регистрация | Вход
 
Юридические консультации:

по семейным спорам
+7 (927) 517-87-83
Вторник, 21 Ноя 2017, 05.44.34
Приветствую Вас Гость | RSS

Поиск по сайту
Меню сайта
Форма входа
Правозащитники

Форум Официальный сайт общественного движения "Общественный Контроль Правопорядка" Регистрация

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Мои файлы

Исковое заявление за отмену кассационной инстанцией решения суда первой инстанции
[ Скачать с сервера (33.5Kb) ] 31 Янв 2011, 14.51.58
ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ РАЙОННЫЙ СУД
г Новосибирска
 
ИСТЦА:
От Леконта Владимира Львовича, проживающего:
630106 Новосибирск, ул Зорге д 219 кв 143
 
ОТВЕТЧИКИ:
1. Управление Судебного Департамента по НСО
630132, г Новосибирск , ул. Железнодорожная,4/1
2. МФ РФ , Москва , Ильинка, д 9
 
         Заявление о признании жертвой нарушения Европейской Конвенции по правам человека и компенсации нарушенных конвенционных прав, гарантированных статьёй 6 ЕКПЧ и п 1 протокола 1 Конвенции
 
1.) Обстоятельства дела :
 
14 сентября 2010 Судебная коллегия областного суда г Новосибирска определением №33-348/2010 отменила судебный акт судьи Митрофановой Л В от 15 июня 2010, которым мне была возвращена моя частная жалоба на решение судьи от 27 мая 2010.
 
Согласно кассационному определению постановление суда первой инстанции было вынесено с нарушением закона, что привело к нарушению срока судопроизводства по моему исковому заявлению : в течение 4 месяцев моя частная жалоба на определение суда от 27 мая 2010 не принята к рассмотрению кассационной инстанцией при том, что разумный срок судопроизводства по ней предусмотрен ст 154 ГПК - 2 месяца.
 
2) На основании национальных правовых норм, регламентированных
 
- Ст 53 Конституции РФ
- постановления Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 П-1
-ст 6 ФЗ О Конституционном суде РФ -ст 151, 1069,1070,1071 ГК
- ст 41 ЕКПЧ
- постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8
 
я обратился в суд по месту нахождения государственного органа, причинившего вред, с требованием компенсации за нарушение конвенционного права, гарантированного статьёй 6 ЕКПЧ.
 
3) Судом первой инстанции я был лишён права доступа к суду, к подсудности которого относится дело , на основании игнорирования национальных норм и постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8, процитировнного в исковом заявлении, что снова нарушило моё конвенционное право, гарантированное ст 6 ЕКПЧ.
 
Решение суда первой инстанции мною было обжаловано .
 
 4) 7 декабря 2010 Судебная коллегия областного суда г Новосибирска в составе судей Величко Е Т, Давыдовой И В, Плотниковой М В отказала в принятии искового заявления за незаконные действия судьи, окончательно ОТКАЗАВ мне в доступе к суду, что в очередной раз нарушает моё конвенционное право, гарантированное ст 6 ЕКПЧ
 
Характер определения по делу № 33-7296/2010
 
1. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложный довод о том, что я намерен привлечь судью к ответственности - искажение основания иска, сокрытие юридически значимого факта
 
2 В ОПРЕДЕЛЕНИИ отсутствует указание на принятие во внимание Постановления КС от 25 января 2001 № П-1, подтверждающего законность иска за незаконные действия и решения судьи, подтверждённые не только приговором, но и иным судебным актом –отказ от применения правовых норм, ненадлежащее рассмотрение доводов, отказ в доступе к суду
 
3 В ОПРЕДЕЛЕНИИ отсутствует указание на рассмотрение довода истца о признании незаконным решения судьи судебным актом- Кассационным Определением - сокрытие юридически значимого факта
 
4 В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация об отсутствии условий для подачи иска о компенсации причинённого вреда на основе отсутствия условий для ответственности судьи, и отсутствует информация об ответственности государства за незаконные действия судьи - сокрытие юридически значимого факта, отказ от применения правовых норм
 
5. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится недостоверная информация о том, что данное исковое заявление может рассматриваться в ином судебном порядке без указания этого порядка -немотивированность
 
6. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится информация об отказе в доступе к суду и отсутствует информация о нарушении этим конвенционных прав заявителя, гарантированных ст 6 ЕКПЧ и п 1 протокола 1 Конвенции.
 
Результатом судебных актов судов первой и второй инстанции является ущемление моих прав и свобод, гарантированных Конвенцией - статьёй 6 и п 1 протокола 1 - что даёт мне статус жертвы нарушенных Конвенционных прав
 
5 ) Обоснование нарушений требований статьи 6 ЕКПЧ :
 
1. неприменение национального закона, неправильное применение национального закона ЕСПЧ : « В частности, Суд не производит переоценку доказательств, кроме случаев, когда выводы суда произвольны или грубо не соответствуют фактам (дело 7987/77 Австрия 13 декабря 1979 года)».
 
В данном случае, имеет место ПРОИЗВОЛЬНОСТЬ выводов судов и грубое НЕСООТВЕТСТВИЕ фактам В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» и согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.
 
Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.
 
Мои требования о возмещении вреда, причинённого незаконными действиями и решениями государственного служащего, были подменены требованиями привлечения к ответственности судьи.
 
На основании подмены требований неприменён надлежащий закон . Наличие судебного акта , признавшего незаконным решение судьи, проигнорировано.
 
Постановление КС РФ , указывающего на достаточность такого акта для предъявления требований возмещения вреда, также проигнорировано.
 
Эти факты указывают на ГРУБОЕ не соответствие выводов суда обстоятельсвтам и законным нормам.
 
ЕСПЧ установил: « Прежде всего это компетенция национальных органов, в частности суда, толковать и применять национальный закон. Однако, поскольку согласно статье 5 S: 1 неисполнение требований национального закона ведет к нарушению Конвенции, следовательно, Суд может и должен, использовать свою компетенцию для рассмотрения такого требования, заявленного в жалобе. (см. Benham v. the United Kingdom, решениеот 10 June 1996, Reports 1996-III, S: 41). »
 
Суд первой инстанции нарушил национальный закон с целью уклонения от рассмотрения моего иска, затруднив незаконно мой доступ к правосудию.
 
Суд второй инстанции пошёл дальше : он также нарушил национальный закон с целью блокирования моего доступа к правосудию.
 
2 отказ в разрешении спора судом, несправедливый результат Возбуждение дела само по себе не является соблюдением всех требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. Европейский Суд напомнил, что Конвенция имеет целью гарантирование не тех прав, которые являются теоретическими или иллюзорными, но прав, которые являются осуществимыми на практике и эффективными.
Право на обращение в суд включает в себя не только право инициировать судебное разбирательство, но и право на "разрешение" спора судом. Было бы иллюзорно, если бы национальная правовая система Высокой Договаривающейся Стороны позволяла лицу подать гражданский иск в суд, при этом не обеспечивая того, что дело будет разрешено посредством вынесения окончательного решения в результате судебного разбирательства. Было бы невообразимо, если бы в статье 6 Конвенции подробно описывались процессуальные гарантии, предоставляемые сторонам - на справедливое, публичное и своевременное судебное разбирательство - не гарантируя сторонам, что их гражданско-правовой спор будет окончательно разрешен (см. Постановление Европейского Суда по делу ""Мультиплекс" против Хорватии" (Multiplex v. Croatia) от 10 июля 2003г., жалоба N58112/00, §45; Постановление Европейского Суда по делу "Кутич против Хорватии" (Kutic v. Croatia), жалоба N 48778/99, ECHR 2002-II, §25). Суд отказался « разрешить » спор, используя незаконные методы : неприменение закона, подмену закона, игнорирование требования истца В Постановлении по делу "Голдер против Соединенного Королевства" (см. Серия A, N 18 (1975); 1 EHRR 524), Европейский
 
Суд отметил, что было бы немыслимо, чтобы пункт 1 Статьи 6 Конвенции обеспечивал надлежащее осуществление процессуальных действий при споре о праве или предъявлении уголовного обвинения и в то же время оставлял лицо, обратившееся в суд, или обвиняемого незащищенными относительно результата разрешения дела: "Справедливое, публичное и скорое судебное разбирательство не имеют никакой ценности", если они приводят к явно несправедливым результатам.
 
Я обратился в суд с иском о компенсации за нарушение моего конвенционного права на справледивое судебное разбирательство, но моё требование не было рассмотрено судом , что позволяет утверждать о несправедливом результате.
 
 
 3. немотивированность судебного акта
 
Определение суда кассационной инстанции носит поверхностный характер, кассационные доводы в части законности исковых требований и ожиданий оставлены без рассмотрения и коментариев ;
Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах предполагают обязательность фактического и правового обоснования отказа в отмене обжалованного судебного акта, что невозможно без рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы (постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 года, от 2 июля 1998 года, от 25 февраля 2004 года).
 
В деле Пронина против Украины :Постановление от 18 июля 2006 г. : Вынесено бывшей II Секцией = Pronina v. Ukraine, № 63566/00 /Европейский Суд по правам человека.//Бюллетень Европейского Суда по правам человека. -2007. - № 2. - С. 40 – 41, ЕСПЧ указал, что ст.6 Конвенции обязывает национальный суд мотивировать свое решение. Мотивированное решение дает возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции – возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия (см. п. 30 постановления по делу «Хирвисаари против Финляндии» от 27 сентября 2001 г. по жалобе № 49684/99)».
 
Европейский Суд по правам человека, рассматривая пределы прав, гарантированных ст. 6 Конвенции, в деле «Хаджианастасиу против Греции» (Постановление № 12945/87 от 16 декабря 1992 г.) напомнил, что суды должны указывать с достаточной ясностью доводы и мотивы, на которых они основывают свои решения. При этом ЕСПЧ установил факт нарушения права на справедливое судебное разбирательство немотивированным судебным актом.
 
Это требование было раскрыто и в п.80 Постановления Европейского суда по правам человека от 12.02.2004 по делу "Perez v. France": «Европейский суд отметил, что гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции право на справедливое судебное разбирательство включает право сторон, участвующих в деле, представлять любые замечания, которые они считают относящимися к их делу. Поскольку целью Конвенции является обеспечение не теоретических или иллюзорных прав, а прав фактических и эффективных (см. Постановление Европейского суда по делу "Artico v. Italy" от 13 мая 1980 г. (Series A, N 37, p. 16, § 33), это право можно считать эффективным только в том случае, если замечания были действительно "заслушаны", то есть должным образом учтены судом, рассматривающим дело. Следовательно, действие статьи 6 Конвенции заключается в том, чтобы, среди прочего, обязать "суд" провести надлежащее рассмотрение замечаний, доводов и доказательств, представленных сторонами по делу, беспристрастно решая вопрос об их относимости к делу (см. Постановление Европейского суда по делу "Van de Hurk v. Netherlands" от 19 апреля 1994 г., Series A, N 288, p. 19, § 59).» «…Суть функционирования судебной ветви государственной власти состоит в том, что в этом функционировании логика силы заменена силой логики. Убеждающая сила правого обоснования принимаемых решений …суть принципа верховенства права, суть правового государства».
Профессор Боштян Зупанчич – судья Европейского Суда по правам человека.
 
При отказе от применения национальных законов трудно найти этому убедительные доводы и мотивировать неприменение Постановления КС РФ, что является нарушениеми самим судом судебного акта и ст 6 ЕКПЧ, соответственно.
 
В деле № 70142/01 «Дунаев против Российской Федерации» (по материалам постановления Европейского Суда по правам человека от 24 мая 2007 года) Суд отметил, что статья 6 Конвенции не обязывает договаривающиеся государства создавать суды апелляционной или кассационной инстанции, при этом, если такие суды существуют, то должны соблюдаться гарантии, предусмотренные данной статьей, относительно эффективного права сторон на доступ к суду (см. дело «Бруалла Гомез де ла Торе против Испании», постановление от 19 декабря 2007 г., Отчеты в постановлениях и решениях 1997-VIII, стр. 2956, пункт 37; Дело «Козлика против Хорватии» № 29182/03, пункт 32, 2 ноября 2006 г.). Кассационная коллегия отменила ЗАТРУДНЯЮЩИЙ доступ к суду судебный акт первой инстанции и лишила меня ДОСТУПА к суду в полной мере, чем доказала особую неэффективность кассационной инстанции. Следует помнить, что требования ст. 6 ЕКПЧ распространяются на все стадии судебного разбирательства, включая стадию кассации. В деле ДЖУЗЕППЕ МОСТАЧЧУОЛО (MOSTACCIUOLO) ПРОТИВ ИТАЛИИ (N 2)" (Жалоба N 65102/01) Европейский суд напомнил, что обязанность устранять любое предполагаемое нарушение Конвенции лежит в первую очередь на национальных властях. В связи с этим вопрос о том, вправе ли заявитель утверждать, что явился жертвой предполагаемого нарушения Конвенции, допустим на любой стадии судебного разбирательства в соответствии с Конвенцией (см. Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 30, ECHR 2002-III).
 
4. небеспристрастность судов
 
Учитывая действия судов , которые явно и сознательно не применили закон и применили неправильный закон, я считаю , что имело место нарушение принципа беспристрастности суда.
 
Поскольку действия судов первой и второй инстанции привели к отказу в защите моего нарушенного права на компенсацию вреда, причинённого незаконными действиями и решениями судьи , то полагаю, имеет место нарушение принципа беспристрастности суда, так как отказ в доступе к компенсации в данном случае свидетельствует о нежелании судов нести ответственность (даже возложенную на МФ) за принимаемые решения и совершаемые действия.
 
Поскольку умышленная волокита при принятии исков и жалоб, нарушение процессуальных сроков и иные незаконные действия судей до сих пор были безнаказанны , то судьи предпочитают эту ответственность не распространять в виде судебной практики и блокируют применение законов, будучи сильно заинтересованной стороной.
 
6) Обоснование нарушения права, гарантированного п 1 протокола 1 Конвенции
 
Нарушение статьи 6 ЕКПЧ судами, изложенное выше , привело к нарушению моего права, гарантированного п 1 протокола 1 Конвенции, поскольку лишением доступа к суду я был лишен компенсации за нарушение моего конвенционного права, гарантированного ст 6 ЕКПЧ – нарушение права на обоснованное ожидание ЕСПЧ напоминает, что понятие <<собственности>>, содержащееся в первой части статьи 1 Протокола 1, имеет автономное значение, которое не ограничено правом собственности на физические вещи и не зависит от официальной квалификации в национальном праве: понятие <<собственности>> не ограничено <<существующим имуществом>>, но может касаться имущественные ценности, включая права требования относительно которых заявитель вправе претендовать, по крайней мере, на обоснованное и законное ожидание эффективного пользования правом собственности или имущественным правом (см. neryldz v. Turkey [GC], no. 48939/99, S: 124, ECHR 2004-XII, and Prince Hans-Adam II o Liechtenstein v. Germany [GC], no. 42527/98, S: 83, ECHR 2001-VIII). Если имущественный интерес лежит в основе требования, он может рассматриваться как имущественная ценность, только если у нее достаточное основание в национальном праве...(см. Kopeckэ v. Slovakia [GC], no. 44912/98, S:S: 52, ECHR 2004-IX; Draon v. France [GC], no. 1513/03, S: 68, от 6 октября 2005; Anheuser-Busch Inc. v. Portugal [GC], no. 73049/01, S: 65, от 11 января 2007)( ДЕНИСОВА И МОИСЕЕВА ПРОТИВ РОССИИ (Жалоба No. 16903/03) 1 апреля 2010)
 
Достаточное основание в национальном праве установлено следующими нормами :
 
Статья 53 Конституции РФ закрепила основополагающий принцип гражданско-правовой ответственности государства: «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц».
 
Согласно части 3 статьи 56 Конституции РФ право на возмещение ущерба, причиненного государством, как и в целом, право на судебную защиту, ни при каких обстоятельствах, даже в условиях чрезвычайного положения, не подлежит ограничению.
 
 Указанные конституционные нормы в сфере властно-административных правоотношений реализуются путем установления в ГК РФ обязанности государства возместить ущерб, причиненный государственными органами и их должностными лицами.
 
В соответствии со статьями 16, 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению Российской Федерацией за счет казны Российской Федерации.
 
Согласно части 1 статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда
 
В соответствии с постановлением Племуна Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 «О компенсации морального вреда» нравственные переживания в связи с указанными выше незаконными действиями судов г Новосибирска и умаление прав истца являются содержанием морального вреда.
 
Согласно части 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда. З
 
аявленные требования о взыскании суммы компенсации с Казны РФ основаны на том, что мне причинен вред государственным органом РФ в результате осуществления им своих публично-властных полномочий.
 
В Постановление Конституционного Суда РФ от 20.02.2006 № 1-П:
 
«Из этого исходит в своей практике Европейский Суд по правам человека, который неоднократно указывал на то, что статья 13 Конвенции гарантирует доступность на национальном уровне средств правовой защиты для осуществления материальных прав и свобод, установленных Конвенцией, независимо от того, в какой форме они обеспечиваются в национальной правовой системе; средства правовой защиты должны быть «эффективными» в том смысле, что они должны предотвращать предполагаемое нарушение или его прекращать, равно как и предоставлять адекватную компенсацию за уже произошедшее нарушение (постановления от 26 октября 2000 года по делу «Кудла (Kudla) против Польши», от 30 ноября 2004 года по делу «Кляхин (Klyakhin) против Российской Федерации» и др.)».
 
Достаточное основание в течение 10 лет подтверждает Конституционный суд РФ.
 
Помимио Постановления КС №1-П от 25 января 2001, эту национальную норму подтверждают Определение Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 278-О-П :
 
Конституционный Суд РФ определил, что положение пункта 1 части первой статьи 134 ГПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм действующего гражданского процессуального законодательства не предполагает отказ судьи в принятии искового заявления о возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в случаях, когда спор не разрешается по существу вследствие незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.
 
Определение Конституционного суда от 08 апреля 2010 года № 524-О-П :
 
Данное положение в его конституционно-правовом смысле, выявленном в данном Постановлении, и во взаимосвязи со статьями 6 и 41 Конвенции по защите прав человека и основных свобод, не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, - если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением... Признавая необходимость повышенного уровня защиты прав и свобод граждан в правоотношениях, связанных с публичной ответственностью, в частности уголовной и административной, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что законодательные механизмы, действующие в этой сфере, должны соответствовать вытекающим из статей 17, 19, 46 и 55 Конституции Российской Федерации и общих принципов права критериям справедливости, соразмерности и правовой безопасности, с тем чтобы гарантировать эффективную защиту прав и свобод человека в качестве высшей ценности, в том числе посредством справедливого правосудия (постановления от 12 мая 1998 года N 14-П, от 11 мая 2005 года N 5-П и от 27 мая 2008 года N 8-П).
 
Понятие собственности. Требование о возмещение вреда (аквелианский режим). «Требования такого рода "могут быть иму­щественного характера и в таковом качестве охватываются первой фразой статьи 1 Протокола № 1, которую и надлежит применить"» (Presses Compania Naviera S.A. et al, v. BELGIUM 31 ). 7)
 
 Выбор способа защиты права принадлежит сторо­не, чье право нарушено (Определение Верховного Суда РФ № 4В-98-7)
 
3 .1 Председатель Европейского суда неоднократно отмечал в своих выступлениях: "Европейский суд, чья деятельность строится на принципе субсидиарности, а также предупреждения нарушений, может только приветствовать разрешение как можно большего числа дел на национальном уровне".
 
3.2 Председатель Конституционного суда Российской Федерации Валерий Зорькин отмечал также : « Поэтому задача России - как государства, лидирующего на сегодняшний день по количеству поданных обращений, - уделять максимальное внимание совершенствованию внутреннего законодательства, национальной судебной системы, для переноса основного бремени защиты прав наших граждан на национальные органы, что естественным и ни в коем случае не форсированным способом приведет к снижению потока жалоб в Страсбург.
 
Задача в первую очередь национальных судебных и правоохранительных органов - защищать права человека с использованием внутренних (национальных) механизмов и обеспечивать соблюдение положений Конвенции.
 
Наша общая цель - сделать эти механизмы действительно эффективными с точки зрения защиты прав граждан » ( http://www.rg.ru/2007/07/18/zorkin.html )
 
3.3 Судебная практика ЕСПЧ по вопросам отправления справедливого правосудия
 
1. Исчерпание внутренних средств правовой защиты и прин­ципы международного права, «Правило об исчерпании всех внут­ренних средств правовой защиты, которое освобождает Государства от ответственности перед международной организацией до того как будет сделано все возможное для надлежащего решения дела в рам­ках правовой системы страны, относится к числу общепризнанных принципов международного права, на что прямо указывает статья 26 Конвенции» (De Wilde, Ooms et Versip, 50).

2. Цель правила о предварительном исчерпании внутренних средств правовой защиты. «Ответственность Государства на осно­вании Конвенции о защите прав человека наступает, в соответствии со статьей 26, только с того момента, когда были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты согласно общепризнанным принципам международного права» (CommEDH, D 235/56, Ann. Vol. 2, p. 257, spec.p. 305).

3. Исчерпание внутренних средств правовой защиты и принцип субсидиарности. «Согласно общепризнанным принципам международного права, нужно чтобы до передачи в международный суд индивидуальной жалобы лицо, о котором идет речь, исчерпало средства правовой защиты, которые ему предлагает национальное за­конодательство и которые способны предоставить ему эффективное и достаточное возмещение; (...) правило об исчерпании внутренних средств правовой защиты до подачи международной жалобы основано на том, что Государство-ответчик должно сначала иметь возможность возместить ущерб с помощью своих собственных правовых средств в рамках своего внутреннего правопорядка» (CommEDH, D 343/57, Ann. Vol. 2, Nielsen с. Danemark, p. 413, spec.p. 437 et 439).
 
4. В соответствии со статьёй 41 ЕКПЧ "Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней ... Суд, в случае необходимости, присуждает выплату справедливой компенсации потерпевшей стороне".
 
5. В соответствии со статьёй 26 ЕКПЧ «Суд напоминает, что цель статьи 26 состоит в предоставлении Государствам-участникам возможности предотвра­тить или исправить — обычно путем обращения в суд — заявленные против них нарушения до того, как они будут переданы на рассмот­рение Суда. Эта норма должна применяться "с некоторой степенью гибкости и без излишнего формализма"; достаточно, чтобы, по меньшей мере, сущность жалобы, которую впоследствии заявитель намеревается направить в Суд, совпадала с поданной сначала в со­ответствующий внутригосударственный орган, в соответствии с ус­ловиями и сроками, предписанными национальным правом» (Frssoz et Roire, 37).
 
 Верховный Суд РФ в Определении от 24 апреля 2003 г. N КАС03-145 указал, что «по заявлению У. об установлении, что истец является "жертвой", нарушении в отношении его Конвенции о защите прав человека и основных свобод и взыскании компенсации морального вреда в размере… заявитель не лишен возможности обратиться с аналогичным заявлением в соответствующий районный суд по месту нахождения ответчика».
 
Данное определение ВС РФ подтверждает моё нарушенное судами первой и второй инстанции право на подачу иска в Ленинский суд г Новосибирска и подтверждает законность подачи данного иска в районный суд по месту нахождения ответчика –Судебного департамента НСО.
 
Согласно ФЗ « О судебном департаменте » он обеспечивает условия для полного и независимого осуществления правосудия, изучает организацию деятельности районных судов и принимает меры по ее совершенствованию; осуществляет Финансирование судов.
 
В связи с этим полагаю, что он является одним из надлежащих ответчиков.
 
Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»:
 
12. В случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, необходимо иметь в виду, что ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование (статья 16 ГК) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа.
 
 Предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.
 
Я рассчитываю , что при вынесении решения по настоящему делу суд не проигнорирует нормы международного права, Конституции Российской Федерации, гражданского законодательства Российской Федерации, судебную практику Верховного Суда РФ.
 
Немотивированное пренебрежение объяснениями и доводами стороны в деле будет означать нарушение права на справедливое судебное разбирательство. Данный иск является именно той возможностью исправить допущенные нарушения конвенционных прав для Высокой Договаривающейся Стороны, о которых идет речь в статье 13 и 35 Конвенции.
Эту возможность Истец обязан предоставить государству для исчерпания всех внутренних способов защиты перед обращением в ЕСПЧ.

Я рассчитываю, что суд первой инстанции рассмотрит и оценит мой довод о том, что при разрешении вопроса об ответственности Российской Федерации за действия Ленинского районного и областного судов г.Новосибирска , необходимо учитывать положения гражданского законодательства, согласно которым ответственность за вред, причиненный должностными лицами государства, наступает по ст. 1070 ГК РФ на общих условиях.
 
Презюмируемый моральный вред — это страдания, которые должен испытывать «средний», «нормально» реагирующий на совершенное в отношении него противоправное деяние человек.
 
Согласно постановлению пленума ВС РФ №10 от 20.12.1994 « О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда « моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях … невозможностью продолжать активную общественную жизнь, …, временным ограничением или лишением каких-либо прав.. и др.
 
Данным заявлением я не прошу суд пересматривать вынесенные судебные акты ( что не предусмотрено национальными законами), но прошу установить факт нарушения моих конвенционных прав и причинение мне этими действиями государственного органа- суда- вреда ( что предусмотрено процитированными выше нормами национальных законов), требованиями ЕКПЧ и подтверждено судебным актом Верховного суда РФ ( приложение 5 )
 
8). Компенсация вреда как право, гарантированное п 1 протокола 1 Конвенции Полагаю, что правоприменительная практика судом не будет проигнорирована, и ко мне не будет применен необычный и произвольный подход, что также может явиться нарушением ст. 6 Конвенции и п 1 протокола 1 Конвенции . Я также надеюсь, что в решении суда будет изложен анализ и правовая оценка всех доводов иска. При этом я полагаю, что игнорирование этих доводов будет являться несправедливым. Это также может привести к нарушению принципа равенства сторон.

Я полагаю, что в настоящем деле не будет допущено нарушение действующего процессуального законодательства Российской Федерации: согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, "решение суда должно быть законным и обоснованным". Таким образом, судебное решение по настоящему делу, игнорирующее доводы одной из сторон (без анализа и правовой оценки этих доводов), не будет являться обоснованным и справедливым.

Право на справедливое судебное разбирательство также предполагает право на справедливый результат или справедливое судебное решение. Право на справедливое судебное разбирательство не ограничивается процессуальными гарантиями, но распространяется также на окончательное судебное разрешение самого дела. Действительно, было бы абсурдно, если бы Конвенция обеспечивала надлежащее осуществление процессуальных действий при споре о праве и в то же время оставляла лицо, обратившееся в суд, или обвиняемого незащищенным относительно результата разрешения дела. Такой подход позволяет справедливому судебному разбирательству закончиться с явно необоснованным или несправедливым результатом.
 
Поэтому я претендую на обоснованное и законное ожидание пользования имущественным правом ( компенсацией вреда), отказ в которой нарушит мои права , гарантированные п 1 протокола 1 Конвенции.
 
Категория: Мои файлы | Добавил: merrypoppins
Просмотров: 1846 | Загрузок: 123 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
1
Одним из критериев для оценки эффективности компенсации как средства защиты является обязанность присуждать суммы компенсации, адекватные присужденным Европейским судом по правам человека в аналогичных делах (решение Scordino v. Italy (no. 1) §§ 202—206 и 213).
В соответствии со статьями 1064, 1069, 1070,1071, 1099, 1101, 151 ГК РФ, 131, 132 ГПК РФ, 6 и 13 ЕКПЧ

П Р О Ш У :

-признать меня жертвой нарушения в отношении меня Ленинским и областным судами г Новосибирска статьи 6 п 1 ЕКПЧ и п 1 протокола 1 ЕКПЧ ,

-взыскать с МФ за счёт Казны РФ в мою пользу компенсацию:

- морального вреда, причиненного в результате незаконных действий Ленинского и областного судов , повлекших нарушение ст. 6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» и п 1 протокола 1 , исходя из прецедентной практики Европейского суда по правам человека (например, Постановление Европейского Суда по правам человека от 10.02.2005 г. Дело "Сухорубченко (Sukhorubchenko) против Российской Федерации" (Жалоба N 69315/01)) Ф , в размере 61 200 рублей (1500 евро по официальному курсу ЦБ РФ на дачу подачи иска 1 евро=40, 80р)

ИТОГО : 61 200 рублей (шестьдесят одна тысяча двести рублей)

В соответствии с пунктами 2, 6, 7 статьи 3 и пунктами 4 , 10 и 19 статьи 333 . 36 НК РФ истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины.

Приложение :
1 Заявление о возмещении вреда
2 Определение Ленинского суда г Новосибирска от 18.10.2010
3. Частная жалоба
4 Кассационное определение Новосибирского областного суда от 7.12.2010
5 Копия Постановления ВС от 24 апреля 2003 г. N КАС03-145
6 Копии заявления ( 2 экз)

avatar

Развод застал врасплох?
Тревожат Споры о детях?

Обращайтесь:
Правовая помощь по семейным делам
Образцы исковых заявлений, жалоб
Права отца после развода
Юридическая консультация по семейным вопросам онлайн, бесплатно по телефону.

Copyright MyCorp © 2017