Обсудить на Форуме
Каталог файлов | Регистрация | Вход
 
Юридические консультации:

по семейным спорам
+7 (927) 517-87-83
Среда, 22 Ноя 2017, 04.44.02
Приветствую Вас Гость | RSS

Поиск по сайту
Меню сайта
Форма входа
Правозащитники

Форум Официальный сайт общественного движения "Общественный Контроль Правопорядка" Регистрация

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Мои файлы

Иск к председателю Басманного суда г Москвы за нарушение ст 6, 10 ЕКПЧ
[ Скачать с сервера (54.6Kb) ] 08 Янв 2012, 21.38.23
 В   Тверской      суд  г Москвы


 Истцы : 
1. Иванова Ирина Александровна, прож                                         
irina.merrypoppins7@gmail.com 
 
2. Леконт Владимир Львович, проживающий :
lecontev@index.ru 

3.  Воднева  Анастасия Вячеславовна,  прож.                                            

Ответчик :  
    
Министерство Финансов Российской  Федерации
 адрес  местонахождения: 109097, г. Москва, ул. Ильинка, д.9
        


CУММА ИСКА :         200 000  рублей

               
Заявление о компенсации  вреда, причинённого нарушением  конституционных и конвенционных прав Басманным судом г Москвы


1)  Обстоятельства 

В  ноябре  2011  мы  обратились в Басманный  суд г Москвы  с жалобами  в порядке  ст 125  УПК за  судебной защитой  своих прав,  нарушенных  следственными  органами. С учётом почтовой  доставки   жалобы  поступили  в суд 12  декабря 2011.
При этом :
-    с  учётом многолетней  практики  по  отказам  в  удовлетворении отводов  судьям  самими  судьями
-    c  учётом предмета обжалования : сокрытие преступлений  должностных лиц  и  судей СК РФ   указанными  нами  судьями  ,  что многократно  признавалось  «законным»   заведомо-незаконными  решениями  Басманного суда г Москвы  и что  указывает  на личную  корыстную заинтересованность  в  продолжении  этой  порочной  коррупционной  практики

нами на основании ст 61 УПК  был  заявлен  ОТВОД  судьям  Басманного  суда  г Москвы . При этом  высказано обоснованное  суждение :

«  Суд, основанный  на  круговой  поруке, является  признаком государственной  коррупции.  Считаем невозможным  рассмотрение подобной жалобы указанными судьями».

Эта  фраза  была  оценена  председателем суда  Солоповой О Н  как  содержащая оскорбительные  выражения и на основании  ( !)  ФЗ  №59,  НЕ РАСПРОСТРАНЯЮЩЕГОСЯ  на  УПК,    возвращена  нам  по  почте  без  определений  суда,  подлежащих   обжалованию.

Таким образом,  председателем  суда нарушены наши права,  гарантированные  ст 6 и 10 ЕКПЧ,  ст 19, 29,  46  Конституции  РФ .

Злоупотребление  правом  в данном случае  отсутствует : есть право на свободу выражения мнений (ст. 29 Конституции РФ) и есть право на защиту чести, достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ). Законом  предусмотрены  средства  для  защиты  своих  прав. 
 
В случае  , если  председатель  суда Солопова  О Н  посчитала  себя  оскорблённой, то она  имеет  правовые  возможности для  защиты  своей  чести  как  в  уголовном,  так и в  гражданском  порядке :  мы готовы  доказать  соответствие действительности  наличия  КРУГОВОЙ  ПОРУКИ в суде  и  следственном  органе.
 
Если  председатель  суда Солопова  О Н  оскорбилась  за  суд  РФ    ВООБЩЕ ,  то  могла  отстоять его  честь применением ,  наконец,  Конституции  РФ и  международной  Конвенции  по  правам  человека, вплоть до  подачи  представлений в  ККС    на судей  Басманного  суда г Москвы,  массово  нарушающих  наши  конституционные  права.

В данном  случае, председатель  суда Солопова  О Н  не  воспользовалась  своими  правами,  но  злоупотребляя должностным положением  председателя  суда   воспрепятствовала  незаконно  нашему  доступу  к  правосудию  ( зарегестрированные 12  декабря  2011  под номерами № 3/10-1168/2011 и 3/10-1169/2011 и  переданные  судье  Мушниковой   жалобы  были вдруг  возвращены  27  декабря  2011 без права  обжаловать  это нарушение) и праву  на  выражение  своего  мнения  в  рамках  ОТВОДА  суду,  предусмотренного  ст  61  УПК.

Очевидно, баланс прав  нарушен : сначала  мы столкнулись со злоупотреблением  судебным усмотрением в сфере процессуальных отношений  ( судьи  не удовлетворяют  заявления об отводах и нарушают наше право на правосудие),  затем со     злоупотреблением  правом   председателем Басманного  суда г Москвы,  задетой «называнием  вещей  своими  именами»

2)     Доказательства  и доводы  о нарушении наших прав

1.    В течение  ТРЁХ  лет  систематической  судебной « защиты»  НЕ  был удовлетворён НИ ОДИН  отвод  судьям  по причине « отсутствия  оснований» при использовании нами   выражений  менее  резких и  менее  определённых.  Следовательно,  конкретная  характеристика  сложившейся ситуации    направлена  именно  на получение  законного  удовлетворённого  ОТВОДА  судьям  Басманного  суда г Москвы , т е  преследовала  законную  цель

2.    Оскорбительным  можно  расценить  ЛЮБОЙ  ОТВОД  судье, так как  он по смыслу ст 61 , 65 УПК  не всегда  обоснован  родственными связями  или  прежним участием  в  деле.  Чаще  причиной отвода  являются  ИНЫЕ  обстоятельства, как  то :  заинтересованность  судьи, некомпетентность,  пристрастность, непрофессионализм,  предвзятость , коррумпированность, ангажированность  и т д,  что самим  судьёй  может расцениваться  как  «оскорбительное»  ,  но   являющееся  законным  правом  участника  процесса

3.    «Оскорблённый » судья имеет  законное  право  взять  отвод  по  данному  обстоятельству,  но  не  препятствовать  доступу  граждан  к  суду, что является использованием  служебного  положения  в  незаконных  целях -  злоупотреблением

4.     Юридическое  понятие  «оскорбления» ,   которое  единственное  подразумевает ответственность и в данном случае отсутствует :   употребление в адрес конкретного человека неприличных (непристойных) языковых форм.

В юридическом смысле понятие неприличная языковая форма - это наличие высказываний в адрес  лица, содержащих именно непристойную лексику и фразеологию, то есть нецензурные слова и выражения, которые грубо оскорбляют общественную мораль, грубо нарушают нормы общественных приличий.  Грубая же, сниженная лексика «юридически» не входит в понятие «неприличной формы выражения»: «Обязательным признаком объективной стороны оскорбления  является способ унижения чести и достоинства другого человека - неприличная (т. е. откровенно циничная, резко противоречащая принятой в обществе манере общения между людьми) форма. Таковы, например, нецензурные выражения , циничные прикосновения к телу, плевок в лицо, срывание одежды с интимных частей тела» (Словарь по уголовному праву / Отв. Ред. Зав. Сектором уголовного права и криминологии Института государства и права Российской Академии наук РФ, проф., д-р юр. наук А.В. Наумов. М.: Издательство БКЭ, 1997).

Таким образом, юридическое понимание неприличной языковой формы, достаточно однозначно: это негативная характеристика лица с использованием непристойных, то есть нецензурных слов и выражений. К нецензурной лексике и фразеологии относится в современном русском языке строго ограниченное количество языковых единиц – четыре и их многочисленные производные. (http://konference.siberia-expert.com...om_analize_tek).

5.    Право на выражение обоснованного мнения о  коррумпированной  судебной  и следкомовской системах,  подтверждённого  огромным количеством  судебных актов , вошедших в законную  силу,  при  нарушении наших прав  , в том числе,  конкретно  Басманным  судом  г Москвы, является  нашим  законным  правом,  гарантированным  статьёй 10  ЕКПЧ  и  статьёй  29  Конвенции.

Данное  мнение  является  доказанным  многочисленными  сокрытыми  следственными органами   с помощью  судов заявлений о злоупотреблениях властьпредержащих.  Подача  жалоб  на  очередное  сокрытие заявлений о преступлениях  должностными лицами   СК РФ  в  Басманный суд г Москвы    заведомо обречены  на  незаконные  решения, что фактически делает судебную защиту  ИЛЛЮЗИЕЙ.

Следовательно,  для  отстаивания  своего  конституционного  права (ст 46) и конвенционного права  ( ст 6)  мы использовали единственное  возможное  средство –заявить  ОТВОД по причине  КОРРУМПИРОВАННОСТИ и КРУГОВОЙ ПОРУКИ  судов и  СК  РФ ,  воспользовавшись своим  правом ( ст 29 Конституции и ст 10  ЕКПЧ)  в  законных  целях :  ТРЕБОВАНИЕ  СУДА, основанного  на ЗАКОНЕ  и гарантированного  КОНСТИТУЦИЕЙ  РФ.

Называть подобное  требование  «ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ  ПРАВАМИ»  означает воспрепятствование  нам в  доступе  к  суду с использованием  служебного  положения  - очередное злоупотребление

 
6.    Согласно части  5  ст 125  УПК  суд   не имеет  право  отказать в приёме  жалобы.

5. По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:
1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;
2) об оставлении жалобы без удовлетворения.
Согласно части 2   статьи 1 УПК : « Порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства.»

Неприменение  уголовно-процессуального  кодекса  судом  при подаче   жалоб  в порядке статьи  125 УПК  нарушило  наше  гражданское право  на доступ к правосудию, гарантированное  Конституцией РФ (частью 1 статьи 46), в частности, право обжалования бездействия должностных лиц (часть 2 статьи 46), а также право на доступ к правосудию (статья 52)  и  частью 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод

7    Председатель суда  Солопова О Н  поставила   условие  для  реализации права  на  обращение в  суд : НЕ ЗАЯВЛЯТЬ ОТВОД  СУДУ,  который  должен быть удовлетворён ,  так как  опровергнуть  доводы данного  отвода   нечем

Повторная  подача  жалоб  с  исключёнными  выражениями о  КРУГОВОЙ ПОРУКЕ  лишает  заявленный  отвод неоспоримых  доводов  для  отвода  судей  данного  суда  и   препятствует рассмотрению  жалобы  судом,   незаинтересованным,  беспристрастным.

8.    Председатель суда  Солопова О Н  нарушила  статью   10   Европейской Конвенции   и статью 29 Конституции  РФ

1.  Каждый  человек  имеет  право на свободу выражать свое мнение. Это право   включает   свободу  придерживаться  своего  мнения  и  свободу получать   и   распространять   информацию   и  идеи  без  какого-либо  вмешательства  со  стороны  государственных  органов  и  независимо от государственных  границ.

 2.    Осуществление    этих    свобод,    налагающее   обязанности   и ответственность,  может  быть  сопряжено  с формальностями, условиями, ограничениями  или  санкциями,  которые  установлены законом и которые необходимы  в  демократическом  обществе  в  интересах государственной безопасности,    территориальной    целостности    или   общественного спокойствия,  в  целях  предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны  здоровья  и  нравственности,  защиты репутации или прав других лиц,     предотвращения     разглашения     информации,     полученной конфиденциально,   или   обеспечения  авторитета  и  беспристрастности правосудия.

Cтатья  29  Конституции РФ  устанавливает  право свободно искать, получать, передавать,  производить  и  распространять  информацию любым законным способом  и  гарантии  свободы  мысли, слова, запрета на принуждение к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Обращаясь в  государственный  орган –  суд  с  ОТВОДОМ  СУДУ  в данном составе в уголовно-процессуальном   порядке ,  мы  действовали  добросовестно,  в целях защиты своих  прав,  в общественных интересах ,   единственно  возможным  образом  ( как  доказала  длительная  практика,  т е  вынужденно использовали  резкие  выражения) и  в силу свободы выражения мнения, свои суждения формулировали   приемлемым  образом ( цензурно)

Председатель суда  Солопова О Н  допустила  вмешательство  в  свободу  выражения мнения:  лишила нас процессуального  решения,  ограничила  наше     права на  защиту в государственном органе   от  злоупотреблений  должностных лиц  под предлогом оскорбительности  выражений,  не  обосновав  их несоответствия  действительности.  

Указанное   вмешательство   должностного лица  Государства не   преследовало правомерной   цели,  установленной  в  ч.  2  ст.  10  Европейской   Конвенции в части:

     * защиты  государственной  безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия,
     * предотвращения беспорядков и преступлений,
     * охраны здоровья и нравственности,
     * обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

В распространяемой информации мы   не посягали на государственную  безопасность, территориальную  целостность, не призывали  к беспорядкам и преступлениям, не посягали на нравственные основы.

В заявленном  отводе  мы требовали  ОБЕСПЕЧЕНИЯ авторитета и беспристрастности правосудия  посредством  передачи жалобы  в  другой  суд,  подвергнув  обоснованной  критике   пристрастный  суд

Борьба  с  коррупцией ,  тем более судебной,  является долгом  каждого  гражданина. В связи   с  чем,  наши благие  действия  были неправомерно  расценены   злоупотребляющим    в  отношении  нас  Басманным  судом г Москвы в лице  его председателя    как «злоупротребление  правом» :  

НЕВОЗМОЖНО  ЗЛОУПОТРЕБЛЯТЬ ПРАВОМ ПРИ  ЗЛОУПОТРЕБЛЯЮЩИХ  СУДАХ,  поскольку   ПРАВО  на  обращение  в  Суд  за  судебной защитой   подменено  ПРАВОМ на  хождение  по  коррумпированным судам ,  не только не предоставляющим защиту,  но  усугубляющим нарушение  прав.   

Расценивание  фраз  

«  Суд, основанный  на  круговой  поруке, является  признаком государственной  коррупции.  Считаем невозможным  рассмотрение подобной жалобы указанными судьями».

,  как  оскорбительных,   не преследует  законные  цели ,  не   направлено  на  общественные  интересы,  напротив,  показывает на ограничение  нашего  права на  свободу выражения мнения  с  целью :

- вуалирования   системных злоупотреблений  судебной  власти и  следственных комитетов,
- воспрепятствования   ОТВОДУ,
- очередному  сокрытию  злоупотреблений   СК РФ  и  его  должностных лиц
- сокрытия   злостных нарушений   правовых норм  следственным  органом ,  т к  в  требованиях  жалоб  мы  просили  вынести частное  постановление    в порядке  ст 29  УПК  с обязанием  судом  устранения  нарушений законов Председателем СК РФ 

9.   Постановление Европейского Суда по правам человека от 08.04.2010 по делу «Безымянный против России» (CASE OF BEZYMYANNYY v. RUSSIA), жалоба № 10941/03.

Суд также отметил, что заявитель...  просто сообщил о действиях, которые он счел незаконными, органу, имеющему право возбудить уголовное дело, используя выражения, которые не были обидными или оскорбительными. По мнению Суда, поступая таким образом, заявитель действовал в рамках, установленным законом для подачи жалоб.
В этой связи Суд напомнил, что люди должны иметь право уведомлять компетентные государственные должностные лица о поведении государственных служащих, когда это поведение представляется им неправильным или незаконным; данное право является одним из фундаментальных элементов верховенства права. Важная роль, которую судебная власть играет в демократическом обществе, не может сама по себе дать иммунитет судьям против жалоб со стороны граждан.

10.  Вмешательство  председателя суда  Солоповой О Н    в свободу выражения мнения не  является   необходимым  в  демократическом  обществе, вмешательство имеет незаконные  цели коррупционной направленности  -  воспрепятствование   эффективной  судебной защите, сокрытие  информации о коррупции  в  судах,  замешанной  на  Инструкциях Бастрыкина А И,   от  Председателя  СК РФ Бастрыкина А И

11.  Неоднократно,  в  решениях  по  делам  Handyside v. UK, Лингенс против Австрии,  Обершлик  против  Австрии, Де Хаэс и Гийселс против Бельгии, Европейский  Суд  по  правам  человека  указывал:  Суд напоминает, что свобода   слова  в  том  виде,  как  она  гарантирована  ст.  10  п.1. представляет  собой  одну  из несущих опор демократического общества и является   основополагающим   условием,   служащим   его  прогрессу  и самореализации   каждого   индивида.   Она   применима   не  только  к "информации"  или  "идеям",  которые встречают благоприятный прием или  рассматриваются  как безобидные либо безразличные, но также и к таким, которые   оскорбляют,   шокируют   или  внушают  беспокойство.  Таковы требования  плюрализма,  толерантности  и либерализма, без которых нет "демократического общества".
       Состояние  судебной  власти     вызывает у нас   шокирующее состояние  и  огромное  беспокойство  о  судьбе  государства, в котором  отсутствуют ПРАВА  человека, что  вызывает соответствующую  словесную  реакцию.

12   Под «вмешательством»  ЕСПЧ понимаются, в первую очередь, ограничения, накладываемые     на свободу выражения мнения государственными органами.
Как в явной форме сказано в части 2, любые формальности, условия, ограничения, которые препятствуют возможному выражению мнения, или штрафные санкции, которые налагаются уже после того, как выражение имело место, при условии, что они использованы государственными органами, создают возможность применения статьи 10.

В данном случае  ограничения    не установлены  уголовно-процессуальным   законом ,   штрафные  санкции  в  виде  возврата жалобы с требованием  исключить   выражения,  обосновывающие  ОТВОД  СУДЬЯМ    и  сообщение  о  преступлениях  коррупционной  направленности  заинтересованных  должностных лиц   и   судей ,  предусмотренные  частью 4 ст 29 УПК и частью 4 статьи 141  УПК,   не являются  правомерными.

В данном случае   нарушена соразмерность между ограничением свободы выражения мнения   и преследуемой целью — защитой репутации других лиц.

Считаем, что  компенсация  вреда ,  причинённого    нарушениями    Конституции и УПК ,  наших  конституционных и конвенционных прав является эффективным  средством  для улучшения  судебной  системы  в  сторону   законности,  повышения  ответственности.
Вышеупомянутое    нарушения  Конституции РФ ограничило   наш  доступ  к  правосудию,  что доказывает  наше  актуальное  состояние,  задело  наше  достоинство,  существенно нарушило наши  права  на  защиту и  подлежат  компенсации  cогласно  нормам Конституции РФ ,  гражданского  кодекса   РФ, статьям   6   и 13 Европейской Конвенции по правам  человека,   что  подтверждено  неоднократно  постановлениями и определениями  Конституционного суда РФ .

3) Ответственность государственного   органа  за причинение  вреда   неисполнением Конституции  РФ  и  нарушением  конституционных   прав

Действия    председателя суда  Солоповой  О Н  нарушили    наши    конституционные  права  и законные  интересы , блокировали доступ к правосудию, умалили авторитет  судебной  власти.

Статья 53 Конституции РФ закрепила основополагающий принцип гражданско-правовой ответственности государства: «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц».

Согласно части 3 статьи 56 Конституции РФ право на возмещение ущерба, причиненного государством, как и в целом, право на судебную защиту, ни при каких обстоятельствах, даже в условиях чрезвычайного положения, не подлежит ограничению.

Указанные конституционные нормы в сфере властно-административных правоотношений реализуются путем установления в ГК РФ обязанности государства возместить ущерб, причиненный государственными органами и их должностными лицами.

В соответствии со статьями 16, 1069, ч 2  1070, 1071  ГК РФ и   Определениями  КС  вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, в том  числе ,  суда,  подлежит возмещению Российской Федерацией за счет казны Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда

В соответствии с постановлением Племуна Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 «О компенсации морального вреда» нравственные переживания в связи с указанными выше незаконными действиями председателя суда  Солоповой О Н  и умаление  наших прав являются содержанием морального вреда.

Согласно части 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда.
Юридическая  компетентность  и  професионнальная осведомлённость председателя  суда указывают   на  умышленный характер     причинения  вреда.

Заявленные требования о взыскании суммы компенсации с Казны РФ основаны на том, что  нам причинен вред   государственным  служащим в результате осуществления им  своих публично-властных полномочий.

Достаточное основание  в течение 10 лет  подтверждает  Конституционный суд  РФ в   Постановлении  КС  №1-П  от 25 января 2001,   в   Определении  Конституционного Суда РФ   от  05.03.2009 N 278-О, в Определении  Конституционного суда  от 08 апреля 2010 года № 524-О-П, Определению  КС  РФ  от  26  мая  2011г. № 685-0-0/2011

Признавая необходимость повышенного уровня защиты прав и свобод граждан в правоотношениях, связанных с публичной ответственностью, в частности уголовной и административной, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что законодательные механизмы, действующие в этой сфере, должны соответствовать вытекающим из статей 17, 19, 46 и 55 Конституции Российской Федерации и общих принципов права критериям справедливости, соразмерности и правовой безопасности, с тем чтобы гарантировать эффективную защиту прав и свобод человека в качестве высшей ценности, в том числе посредством справедливого правосудия (постановления от 12 мая 1998 года N 14-П, от 11 мая 2005 года N 5-П и от 27 мая 2008 года N 8-П).

Обращаем внимание  суда, что действия  председателя суда  Солоповой  О Н  не  являются  деятельностью по  осуществлению  правосудия ,  напротив,  воспрепятствованием  ей.  

МНОГОКРАТНЫЙ  отказ в   судебной  защите, МНОГОКРАТНОЕ   нарушение  права  на  свободу  выражения  мнения   являются  противоправными  действиями.  Следовательно,  имеются  основания  для присуждения  компенсации    


4).      Компенсация   вреда   как   право, гарантированное    п 1  протокола 1 Конвенции  


ЕСПЧ   напоминает,  что  понятие  <<собственности>>, содержащееся в первой  части  статьи 1 Протокола 1, имеет автономное значение, которое не  ограничено правом собственности на физические вещи и не зависит от официальной     квалификации    в    национальном    праве:    понятие <<собственности>>  не ограничено <<существующим имуществом>>, но может касаться имущественных ценностей, включая права требования ,  относительно которых   заявитель   вправе   претендовать,   по   крайней  мере,  на обоснованное  и  законное  ожидание  эффективного  пользования  правом собственности  или  имущественным  правом (см. neryldz v. Turkey [GC], no.  48939/99,  S: 124,  ECHR  2004-XII,  and  Prince  Hans-Adam II o Liechtenstein  v. Germany  [GC], no. 42527/98, S: 83, ECHR 2001-VIII).  Если  имущественный  интерес  лежит  в  основе  требования,  он  может рассматриваться   как   имущественная  ценность,  только  если  у  нее достаточное  основание  в  национальном  праве...(см. Kopeckэ v. Slovakia [GC], no. 44912/98, S:S: 52,  ECHR  2004-IX;  Draon  v. France  [GC],  no. 1513/03, S: 68, от  6  октября  2005;  Anheuser-Busch Inc. v. Portugal [GC], no. 73049/01, S: 65, от 11 января 2007)( ДЕНИСОВА И МОИСЕЕВА ПРОТИВ РОССИИ (Жалоба No. 16903/03) 1 апреля 2010)

Компенсация  вреда,  причинённого государственными органами  гражданам  РФ, в том числе  судами,   предусмотрена  статьями  151, 1069, 1070, 1071 ГК РФ,  подтверждена    судебной практикой ЕСПЧ  и  Конституционным  судом  РФ

В Постановлении  Конституционного Суда РФ от 20.02.2006 № 1-П указано  : «Из этого исходит в своей практике Европейский Суд по правам человека, который неоднократно указывал на то, что статья 13 Конвенции гарантирует доступность на национальном уровне средств правовой защиты для осуществления материальных прав и свобод, установленных Конвенцией, независимо от того, в какой форме они обеспечиваются в национальной правовой системе; средства правовой защиты должны быть «эффективными» в том смысле, что они должны предотвращать предполагаемое нарушение или его прекращать, равно как и предоставлять адекватную компенсацию за уже произошедшее нарушение (постановления от 26 октября 2000 года по делу «Кудла (Kudla) против Польши», от 30 ноября 2004 года по делу «Кляхин (Klyakhin) против Российской Федерации» и др.)».

Поэтому  мы  претендуем   на обоснованное и законное ожидание пользования имущественным правом  ( компенсацией  вреда), отказ в которой  нарушит  наши     права , гарантированные п 1  протокола 1 Конвенции.
Одним из критериев для оценки эффективности компенсации как средства защиты является обязанность присуждать суммы компенсации, адекватные присужденным Европейским судом по правам человека в аналогичных делах (решение Scordino v. Italy (no. 1) §§ 202—206 и 213).
Мы  рассчитываем , что при вынесении решения по настоящему делу суд не проигнорирует нормы Конституции Российской Федерации,   гражданского законодательства Российской Федерации, судебные акты Конституционного  Суда  РФ.  Немотивированное пренебрежение объяснениями и доводами стороны в деле будет означать нарушение права на справедливое судебное разбирательство и на  исполнение  Конституции  РФ  судом.
При  рассмотрении иска  просим   суд  учесть  принцип  презумпции  причинения  вреда  при  публичных  отношениях,  который  освобождает  нас   от  доказывания  причинения  нам морального  вреда  и  налагает  обязанность  на  ответчика  доказать  отсутствие  вреда, т  е    отсутствие  у  нас     конституционных  и  конвенционных     прав
В соответствии с  пунктами   2, 3, 6, 7  статьи  3 и   пунктами   4 , 10 и  19 статьи  333 . 36 НК РФ ,  ч 2 ст 19 Конституции РФ,  ст 14  ЕКПЧ и  Определением  Конституционного   суда   РФ  от 13.06.2006 N 272-О   мы  освобождены  от уплаты государственной пошлины.
Пункт 19 ст 333.36 НК, нарушающий ст 19 Конституции и ст 14 ЕКПЧ , введѐнный в 2009 году,
подтверждает неприменимость данной статьи в исках к государственным органам. Пункт 3  статьи 3  НК  РФ  прямо запрещает взимание пошлины при защите конституционных прав.
Согласно п.1 ст. 16,  151, 1069, 1071 ГК РФ , статьей  21, 45, 46  52,53 Конституции РФ, статей 6, 13   ЕКПЧ и п 1 протокола 1 Конвенции ,  Определению  КС  РФ  от  26  мая  2011г. № 685-0-0/2011   должна  быть  нам   назначена  компенсация    причинённого   вреда.
                                                   ПРОСИМ   

Назначить  компенсацию с  учётом  прецентной практики  ЕСПЧ     и с учётом  количества  возвращённых жалоб  в  размере

-  50  000  рублей  за  нарушение  прав  Водневой  А В и Леконта  В Л  каждому  истцу
-  100  000  рублей  за   2- кратное  нарушение  прав  Ивановой И А





Итого :  200 000  рублей  

                                                                                                                                                         Приложение :
1.    Копия  письма  от 16.12.2011    № К-31
2.    Копия  письма  от 16.12.2011    № К-31
3.    Копия доверенности  Водневой А В
4.    Копия доверенности  Леконта В Л
                                        


 Иванова  И А                                                                            8 января  2012




Категория: Мои файлы | Добавил: merrypoppins | Теги: коррупция, нарушение права, иск, ст 10 ЕКПЧ, председатель Басманного суд г Москв, воспрепятствование пра, ст 6 ЕКПЧ, исковое заявление, оскорбление
Просмотров: 1740 | Загрузок: 152 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Развод застал врасплох?
Тревожат Споры о детях?

Обращайтесь:
Правовая помощь по семейным делам
Образцы исковых заявлений, жалоб
Права отца после развода
Юридическая консультация по семейным вопросам онлайн, бесплатно по телефону.

Copyright MyCorp © 2017