Обсудить на Форуме
Каталог файлов | Регистрация | Вход
 
Юридические консультации:

по семейным спорам
+7 (927) 517-87-83
Среда, 26 Июл 2017, 07.44.01
Приветствую Вас Гость | RSS

Поиск по сайту
Меню сайта
Форма входа
Правозащитники

Форум Официальный сайт общественного движения "Общественный Контроль Правопорядка" Регистрация

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Мои файлы

Иск за нарушение права на объективный и беспристрастный суд
28 Ноя 2010, 17.12.27
В Центральный суд г Новосибирска
ИСТЦЫ: :
Иванова Ирина Александровна,прож
6, pl du Clauzel
43000 Le Puy en Velay France
Леконт Владимир Львович,
зарегистрированный по адр:
Новосибирск, ул.Зорге,д.219, кв.143 , тел 215-52-82
ОТВЕТЧИКИ :
1. Суд Центрального района г Новосибирска
2 МФ РФ , Москва , Ильинка, д 9


Заявление о возмещении морального вреда, причинённого незаконными действиями суда

1) Обстоятельства

На основании конституционных гарантий справедливого, эффективного суда, основанного на законе, мы неоднократно подавали судьям Центрального суда г Новосибирска обоснованные отводы во время судебных заседаний.

Отводы не удовлетворялись по причине личной заинтересованности судей не признавать свою профессиональную несостоятельность – реальное отсутствие независимости от государственных органов РФ.

Частные жалобы на постановления об отказе в удовлетворении заявлений об отводе нам незаконно возвращались без направления в кассационную инстанцию. Таким образом, наш доступ к суду , основанному на законе, был блокирован.

В результате вынесенные судебные акты были незаконными, принятыми в нелегитимном составе суда (ничтожные с момента их вынесения, как вынесенные с нарушением закона), наши права не восстановлены в течение 21 месяца обжалований незаконных действий госорганов.

Для избежания подобных ситуаций мы при подаче жалобы в суд заранее стали прикладывать заявление об отводе судей, к которым испытываем обоснованное недоверие, чтобы при распределении жалобы судье, председатель суда мог принять во внимание наше мнение и обеспечить нас конституционным правом.

Однако, председатель Центрального суда систематически игнорировал наши заявления об отводе и передавал жалобы судьям, лишённым нашего доверия.

В результате, мы снова оказывались в ситуации « неудовлетворённого судьёй самому себе » отвода, лишённые права обжаловать это заведомо-незаконное решение в кассационной инстанции.

Мы были ЗАВЕДОМО лишены прав, гарантированных статьёй 6 ЕКПЧ.

2) Федеральным законом от 30.03.1998 N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» в Российской Федерации была ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколы к ней, подписанные от имени Российской Федерации в городе Страсбурге 28 февраля 1996 года (далее – Конвенция).

Указанными действиями Центрального суда г Новосибирска нарушено наше право на справедливое судебное разбирательство, вытекающее из п. 1 ст. 6 Конвенции.

Из прецедентной практики ЕСПЧ следует, что Статья 6 Конвенции гарантирует : тяжущимся должно быть обеспечено эффективное право доступа к правосудию по решениям, относящимся к «их гражданским правам и обязанностям (см. постановления ЕСПЧ Delcourt, 25; Levages Prestations Services, 44; Aff. linguistique beige, (no су­ществу), р. 33, § 9; Garcia Manibardo, 39)Лишение нас объективного и беспристрастного суда нарушает п 1 статьи 6 ЕКПЧ.Европейский Суд установил, что требование «беспристрастности» имеет два аспекта. Во-первых, судья должен быть субъективно свободен от личных предубеждений или пристрастий. Во-вторых, он должен быть объективно беспристрастен, т.е. гарантированно исключать какие-либо обоснованные сомнения в этом отношении.

Европейский Суд также указал, что для веры в независимость и беспристрастность суда важны их внешние признаки, поскольку под вопросом находятся уважение и авторитет, которые суды в демократическом обществе должны внушать общественности. Для этого следует учитывать также и вопросы их внутренней организации. Решающим является вопрос: могут ли опасения заявителя считаться объективно обоснованными.

По делу Демиколи против Мальты в отношении соблюдения при рассмотрении дела заявителя требований п. 1 ст. 6 Конвенции Европейский Суд по правам человека, установив, что Палата представителей исполнила судебную функцию при определении вины г-на Демиколи в деле по вменяемому правонарушению, пришел к выводу, что участие в разбирательстве двух членов парламента, чье поведение было подвергнуто критике в инкриминируемой статье, было достаточно для того, чтобы беспристрастность органа, выносящего решение, была поставлена под сомнение.
По этим основаниям Суд пришел к выводу, что нарушение права заявителя на справедливое судебное разбирательство имело место (Demicoli v. Malta, Series A, N 210, 1991; 14 E.H.R.R. 47).Европейский суд по правам человека при рассмотрении конкретных дел указывает, что права человека и гражданина могут быть реально защищены только при объективности суда. Так, в судебном решении от 25 февраля 1997 г. по делу «Финдли против Соединенного Королевства» Суд постановил, для решения вопроса, можно ли считать суд «независимым», следует обратить внимание на способ назначения его членов, сроки пребывания в должности, существование гарантий от внешнего давления и наличие у органа внешних признаков независимости. Суду нередко приходилось иметь дело с объективным тестом на беспристрастность.
Отношение Суда к данной теме по большей части основано на заключении о том, что «правосудие должно не только осуществляться, но его осуществление должно быть очевидным». В деле Piersack v Belgium (1982 г.)

Суд постановил, что внутренние суды должны вызывать доверие у общественности и, в особенности, у обвиняемых в ходе уголовного процесса, а также что судья, в отношение которого есть обоснованные опасения недостаточной беспристрастности, должен немедленно взять отвод.

Нарушение правового принципа "Nemo judex in propria causa» заложено в самом Гражданском процессуальном кодексе РФ и Уголовно-процессуальном Кодексе, в Статье 20 (часть 2) и Ст 64 которых соответственно прямо указывается: «вопрос об отводе, заявленном нескольким судьям или всему составу суда, разрешается этим же судом в полном составе простым большинством голосов»

.Право обжалования отказа судей в их отводе носило систематически характер « введения в заблуждение ». Посредством подмены термина « заявление об отводе », применённом в ст 61—64 УПК (выражающем ВОЛЮ заявителя) на « ходатайство » (выражающем ПРОСЬБУ) судьи незаконно применяли ч 5 статьи 355 УПК, нарушая процессуальные права заявителей. Таким образом, нарушение нашего права носит СИСТЕМНЫЙ характер.

Рассматривая вопрос об ответственности Российской Федерации за действия Центрального суда г Новосибирска в настоящем деле, мы настаиваем на том, чтобы суд применил положение п. 2 ст. 1070 ГК РФ в конституционно-правовом смысле, указанном в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. N 1-П, являющимся общеобязательным в силу ст.ст. 6, 79, 87 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Отказом Центрального суда г Новосибирска в удовлетворении наших требований об обеспечении нашего конституционного права на беспристрастный и объективный суд нам нанесен моральный вред в виде душевных страданий, причиненный в результате ощущения чувства беспомощности и разочарования от невозможности воспользоваться правом на справедливое судебное разбирательство.

Обратившись в суд с настоящим иском, Истцы ставят перед судом вопрос о признании нарушения Российской Федерацией (как Высокой Договаривающейся Стороной) ст. 6 Конвенции.

В связи с этим Истцы уполномочены заявить, что отказ в удовлетворении наших требований будет в свою очередь также являться нарушением права на справедливое судебное разбирательство по гражданскому делу в первой инстанции национального суда и на разбирательство дела в том суде, к компетенции которого оно относится. Кроме того, такой отказ также будет являться нарушением права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, так как наши права и свободы, признанные в Конвенции, нарушены. Таким образом, фактическое ограничение судом прав на судебную защиту по настоящему иску нарушит ст.47 Конституции РФ и ст.ст. 6, 13 Конвенции.

Федеральным законом «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 30.03.1998 заявлено о признании обязательной для Российской Федерации юрисдикции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Прецедентной практикой ЕСПЧ запрещен отказ в правосудии, а также предусмотрено положение, согласно которому заинтересованное лицо должно иметь возможность добиться рассмотрения своего дела в суде – органе государственной системы правосудия.

Таким образом, прямое действие положений Конвенции и протоколов, их толкования, даваемые ЕСПЧ, а также обязанность судов применять их независимо от уровня или характера разбирательства стали общепризнанными принципами российского права

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Об этом не раз напоминал Верховный суд Российской Федерации в своих решениях (например, в Определениях от 17.11.2005 N КАС05—500 и от 25.05.2006 N КАС06—129). Кроме того, об этом прямо указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Кроме того, пунктом 2.1. Постановления Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 установлено следующее: «В силу статьи 15 части 4 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, являются составной частью ее правовой системы, причем международные договоры Российской Федерации имеют приоритет перед законом при наличии коллизии между ними. Ратифицируя Конвенцию о защите прав человека и его основных свобод, Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательным по вопросам толкования и применения Конвенции и протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, Федеральный закон от 30.03.1998 года N 54-ФЗ.

Таким образом, как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, решения Европейского Суда по правам человека, в той части в какой ими исходя из общепризнанных принципов и норм международного права дается толкование содержания закрепленных Конвенцией прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, является составной частью Российской правовой системы, а потому, должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права».

Согласно прецедентной практике ЕСПЧ по делу «Кудла (KUDLA) против Польши» «излагая обязанность Государства защищать права человека, в первую очередь, внутри своего правопорядка, статья 13 [Конвенции] устанавливает в пользу тяжущихся дополнительную гарантию эффективного пользования правами, о которых идет Речь. Как это вытекает из подготовительных работ (Сборник подготовительных работ Европейской конвенции по правам человека, том II, стр. 485 и 490, и том III, стр. 651), предметом статьи 13 является предоставление средства, посредством которого тяжущиеся могут получить, на национальном уровне, исправление нарушений их прав, гарантированных Конвенцией, до того, как будет запущен международный механизм обжалования перед Судом (параграф 152).»

Европейский суд по правам человека неоднократно признавал нарушения судами Российской Федерации процессуальных прав сторон при осуществлении правосудия. 3) Ответственность государства за незаконные действия и бездействие суда

Статья 53 Конституции РФ закрепила основополагающий принцип гражданско-правовой ответственности государства: «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц».

Согласно части 3 статьи 56 Конституции РФ право на возмещение ущерба, причиненного государством, как и в целом, право на судебную защиту, ни при каких обстоятельствах, даже в условиях чрезвычайного положения, не подлежит ограничению.

Указанные конституционные нормы в сфере властно-административных правоотношений реализуются путем установления в ГК РФ обязанности государства возместить ущерб, причиненный государственными органами и их должностными лицами.

Суд является органом государственной власти . Следовательно, истцы имеют право на возмещение морального вреда, причинённого судом.

Согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 :

Суды, рассматривая иски о возмещении государством вреда, причиненного лицу незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи) в гражданском судопроизводстве, если они не относятся к принятию актов, разрешающих дело по существу, не должны увязывать конституционное право на возмещение государством вреда непременно с личной виной судьи, установленной приговором суда.

Уголовно ненаказуемые, но незаконные виновные действия (или бездействие) судьи в гражданском судопроизводстве (в том числе незаконное наложение судом ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов, приведшее к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения) должны, исходя из оспариваемого положения пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации в его конституционно-правовом смысле, выявленном в настоящем Постановлении, и во взаимосвязи с положениями статей 6 и 41 Конвенции по защите прав человека и основных свобод, рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство, что предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права.

В соответствии со статьёй 41 ЕКПЧ «Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней… Суд, в случае необходимости, присуждает выплату справедливой компенсации потерпевшей стороне».

В соответствии со статьями 16, 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению Российской Федерацией за счет казны Российской Федерации.
Согласно части 1 статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с постановлением Племуна Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 «О компенсации морального вреда» нравственные переживания в связи с указанными выше незаконными действиями Центрального суда г Новосибирска и умаление прав истцов являются содержанием морального вреда.

Согласно части 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда.

4) Характер нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда.

Обоснование причинённого морального вреда : Под моральным вредом следует понимать потери неимущественного характера вследствие моральных или физических страданий или иных негативных явлений, причиненных физическому лицу незаконными действиями или бездействиями других лиц.

Для этого необходимо наличие четырех юридических признаков в их совокупности для того, что бы у причинителя морального вреда возникла обязанность его возместить.

1. Наличие морального вреда. Под вредом в праве понимается всякое умаление охраняемого правом блага.

- Законом предусмотрены права граждан, являющихся стороной судебного процесса, на объективный и беспристрастный суд. Как следует из обстоятельств дела, незаконно , необоснованно и немотивированно , преследуя противоправные цели Центральный суд г Новосибирска отказал нам в законных требованиях правосудия , нарушив наши права.

2. Противоправное поведение причинителя вреда. Противоправным является такое поведение причинителя вреда, при котором его действиями, или бездействиями нарушаются права и охраняемые законом интересы граждан и организаций. Лишение нас конституционных гарантий является противоправным.

Противоправные действия Центрального суда следуют из профессиональной осведомленности и юридической компетентности причинителя вреда, указывают на умышленное нарушение норм права, что усиливает наши нравственные переживания и, соответственно, увеличивают размер причиненного морального вреда. Судьи Центрального суда сознают своё противоправное поведение и его последствия, предвидят неблагоприятные результаты своего поведения для истцов и осознают возможность их предотвращения. Но продолжают совершать противоправные действия.

3. Причинная связь между поведением лица и причинением вреда : вред причинён Центральным судом фактически блокировал наш доступ к правосудию : за 21 месяц судебных обжалований наши права не восстановлены, виновные государственные служащие не признаны виновными необъективным и зависимым судом, наш доступ к правосудию блокирован Центральным судом.

4.Вина причинителя морального вреда. Вина лица, причинившего моральный вред, может быть выражена в любой форме (умышленной, либо неосторожной) и степени (простая неосмотрительность, или грубая неосторожность). Но не зависимо от формы и степени вины лицо, виновное в причинении морального вреда, обязано возместить этот вред.

В результате нарушения нашего законного права, мы нервничаем , испытываем отрицательные эмоции, умаляется авторитет судебной власти, нарушается наше право на доступ к правосудию .

Учитывая последний выпад председателя Центрального суда г Новосибирска на наш отвод судьям Центрального суда, в котором самое « почётное » место было отведено судье Шишкиной М А (её фамилия была выделена особо и подчёркнута), передача нашей жалобы в порядке ст 125 УПК ИМЕННО судье Шишкиной М А, что тут же привело к грубому нарушению процессуального срока рассмотрения жалобы, причинённый нам моральный вред измеряется сильнейшим стрессом и негативными эмоциями. Демонстративное пренебрежение и умаление нашего достоинства подобными поступками нарушают наши права, гарантированные ст 3 ЕКПЧ

Вышеназванные фактические обстоятельства, сопряженные с бесспорностью (очевидностью) допущенных Центральным судом г Новосибирска нарушений норм Конституции РФ и УПК РФ, свидетельствуют о виновном причинении заявителям морального вреда (нравственных страданий).

4) Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»:

12. В случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, необходимо иметь в виду, что ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование (статья 16 ГК) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа.

Предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган. Заявленные требования о взыскании суммы компенсации с Казны РФ основаны на том, что Истцам причинен вред государственным органом РФ в результате осуществления им своих публично-властных полномочий.

Право на справедливое судебное разбирательство также предполагает право на справедливый результат или справедливое судебное решение. Право на справедливое судебное разбирательство не ограничивается процессуальными гарантиями, но распространяется также на окончательное судебное разрешение самого дела. Действительно, было бы абсурдно, если бы Конвенция обеспечивала надлежащее осуществление процессуальных действий при споре о праве и в то же время оставляла лицо, обратившееся в суд, или обвиняемого незащищенным относительно результата разрешения дела. Такой подход позволяет справедливому судебному разбирательству закончиться с явно необоснованным или несправедливым результатом.


В прецедентной практике, Европейского Суда по делу «Дюлоран против Франции» (33 EHRR 1093 (2002)) вывод Кассационного суда Франции, оставившего неразрешенным одно из требований заявителя, был расценен как явно неправильный.

Любые неправильные выводы или решения национальных судов, даже если они не являются «произвольными», - это одновременно несправедливые выводы, которые в связи с этим могут быть пересмотрены Европейским Судом на основании жалобы о нарушении права на справедливое судебное разбирательство.

Таким образом, Истцы полагают, что правоприменительная практика судом не будет проигнорирована, и к истцам не будет применен необычный и произвольный подход, что также может явиться нарушением ст. 6 Конвенции, а именно права на справедливый суд по гражданскому спору.

На основании изложенного и в соответствии со статьей 6, 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, статьи 1064, 1069,1070, 1071 , 151 , 131, 132 Гражданского кодекса РФ,

ПРОСИМ суд:

1) признать действия Центрального суда г Новосибирска причинившими нам моральный вред

2) исходя из прецедентной практики Европейского суда по правам человека (например, Постановление Европейского Суда по правам человека от 10.02.2005 г. Дело «Сухорубченко (Sukhorubchenko) против Российской Федерации» (Жалоба N 69315/01)) взыскать в нашу пользу с Ответчиков компенсацию морального вреда, причиненного в результате незаконных действий Центрального суда г.Новосибирска , повлекших нарушение ст.3 и 6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», в размере 64 170 рублей 00 копеек (1500 евро по официальному курсу ЦБ РФ на дачу подачи иска 1 евро=42,78 руб.) каждому истцу.

ИТОГО : 128 340 рублей (сто двадцать восемь триста сорок тысяч рублей)

В соответствии с пунктами 2, 6, 7 статьи 3 и пунктами 4 , 10 и 19 статьи 333 . 36 НК РФ истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины.

Приложение :
1 Копии заявления
2 Заявление об отводе судей
3. Доверенность Ивановой И А
Леконт В Л 10 ноября 2010
Категория: Мои файлы | Добавил: merrypoppins
Просмотров: 1796 | Загрузок: 0 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
1
ЕвроСуд исходя из смысла Конвенции неоднократно высказывал в своих актах следующую правовую позицию: «всякий судья, в отношении беспристрастности которого имеются законные сомнения, должен выйти из состава суда» [см. среди прочих: постановления Суда «Пьерсак против Бельгии» (п.30), «Нортьер против Нидерландов» (п.33), «Хаусхильд против Дании» (п.48)].

что закрепленное ч.2 ст.20 ГПК право судьи рассматривать отвод самому себе вступает в противоречие с положением п.1 ст.51 Конституции РФ и порождает правовую коллизию. Именно эту коллизию должен, прежде всего, устранить Конституционный Суд, признав соответствующее правоположение неконституционным.

avatar

Развод застал врасплох?
Тревожат Споры о детях?

Обращайтесь:
Правовая помощь по семейным делам
Образцы исковых заявлений, жалоб
Права отца после развода
Юридическая консультация по семейным вопросам онлайн, бесплатно по телефону.

Copyright MyCorp © 2017