Обсудить на Форуме
Каталог файлов | Регистрация | Вход
 
Юридические консультации:

по семейным спорам
+7 (927) 517-87-83
Вторник, 21 Ноя 2017, 05.41.51
Приветствую Вас Гость | RSS

Поиск по сайту
Меню сайта
Форма входа
Правозащитники

Форум Официальный сайт общественного движения "Общественный Контроль Правопорядка" Регистрация

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Мои файлы

Жалоба в КС РФ на неконституционность ст 42 и 125 УПК
[ Скачать с сервера (716.7Kb) ] 28 Авг 2011, 03.42.49
В Конституционный Суд Российской Федерации
Адрес: Санкт Петербург, Сенатская пл. д 1
 
Заявитель : Иванова Ирина Александровна, проживающая по адресу :
6 pl du CLAUZEL, app 3 43000, Le Puy en Velay, France
т.8-10-334-710-961-77
Акт, подлежащий проверке: Часть1 статьи 42 и часть 1 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18 декабря 2001 года N 174 -ФЗ (в ред. Федеральных законов от 29.05.2002 N 58-ФЗ, от 24.07.2002 N 98-ФЗ, от 24.07.2002 N 103-ФЗ, от 25.07.2002 N 112-ФЗ, от 31.10.2002 N 133-ФЗ).
 
Источник публикации: первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Парламентская газета", N 241-242, 22.12.2001, "Российская газета", N 249, 22.12.2001, "Собрание законодательства РФ", 24.12.2001, N 52 (1 ч.), ст. 4921, "Ведомости Федерального Собрания РФ", 01.01.2002, N 1, ст. 1.
 
Орган, принявший оспариваемый акт : Государственная Дума Федерального Собрания Адрес: г. Москва, Охотный ряд, 1
 
                                      Жалоба на нарушение конституционных прав
                                   и свобод человека и гражданина
 
Наосновании части 4 статьи 125 Конституции РФ и пункта 3 части первой ст. 3; ст. 36; ст. 96; ст. 97 ФКЗ о КС РФ я обращаюсь в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина частью 1 cтатьи 42, регаментирующей понятие потерпевшего , и частью 1 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса , регламентирующей судебный порядок рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования и прокурора, полномочия судьи .
 
Поводом моего обращения в Конституционный Суд РФ является неопределённость в том, соответствует ли Конституции РФ часть 1 статьи 42 и часть 1 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ в части, допускающей отказ суда от признания гражданина потерпевшим от преступления в соответствии с ходатайством, основанном на статье 42 УПК РФ, при наличии определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав, независимо от невозбуждённого бездействующими правоохранительными органами уголовного дела для реализации его конституционных прав в полном объёме
 
Согласно части 1 статьи 42 УПК :
1. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.
 
Cогласно правоприменительной практике, ходатайство о признании потерпевшим подаётся после возбуждения уголовного дела, которое должно возбуждаться при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления согласно ст 140 УПК. Таким образом, статьёй 42 УПК признание потерпевшим поставлено в прямую зависимость от наличия достаточных данных для возбуждения уголовного дела , а не от доказанности преступления.
 
Тем не менее, порядок признания потерпевшим в обжалуемой статье чётко не определён, что приводит к неконституционной правоприменительной практике. Согласно части 1 статьи 125 УПК
 
1. Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.
 
Согласно правоприменительной практике ходатайство о признании потерпевшим уполномоченными органами принимается после возбуждения уголовного дела, то есть при наличии достаточных данных , указывающих на признаки преступления. Незаконное невозбуждение уголовного дела лишает заявителя статуса потерпевшего при его фактическом положении потерпевшего. Обжалование бездействий и незаконных действий должностных лиц в порядке статьи 125 УПК не являются эффективным средством защиты в связи с отсутствием прямого указания в данной статье о праве суда принять решение о признании заявителя потерпевшим в соответствии со статьёй 42 УПК при наличии достаточных данных , указывающих на признаки преступления, что судом может быть установлено при признании незаконным отказа в возбуждении уголовного дела.
 
Таким образом, отсутствие конкретной формулировки о праве гражданина при обжаловании бездействия, действий и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора подать ходатайство о признании судом его потерпевшим от преступления при наличии достаточных данных , указывающих на признаки преступления, и установленном судом бездействии должностных лиц, не обеспечивает защиту конституционных прав граждан. Европейский Суд указал , что фраза "предусмотрено законом" не только требует соответствия национальному законодательству, но также затрагивает качество закона, требуя от него соответствия принципу верховенства права. Правоприменительная практика доказывает, что качество закона - ч 1 ст 42 и ч 1 ст 125 УПК- не соответствует требованиям надлежащей защиты конституционных прав и законных интересов.
 
                                                           Обстоятельства :
 
17 июля 2008 года я обратилась в ГУВД НСО с заявлением о преступлении по части 3 ст 159 и 171 УК РФ ( совместно с другими потерпевшими). В течение 26 месяцев правоохранительными органами не были приняты законные процессуальные решения, имела место умышленная волокита, умышленное необеспечение доказательств преступление, сокрытие моего заявления от процессуальной проверки в течение 20 месяцев , невыполнение судебных актов , вынесенных в порядке статьи 125 УПК - отказ в защите от преступления.
 
 За это время ( в апреле 2010 законодателем был увеличен размер крупного ущерба по ст 171 УК для привлечения к уголовной ответственности) возбуждение уголовного дела по статье 171 УК стало невозможно. Судебные акты , признающие бездействие и незаконные действия должностных лиц правоохранительных органов, не выполнялись.
 
Заявления в Следственные комитеты о злоупотреблениях должностных лиц ГУВД НСО , УВД г Новосибирска и прокуратур не регистрировались в порядке ст 144,145 УПК на основе п 33 Инструкции СК РФ №14 как «несогласие с решениями должностных лиц», а по зарегистрированным в УВД заявлениям проверки следственными органами либо не велись, либо велись формально, выносились отказы в возбуждении уголовного дела при наличии признаков преступлений . Всё это способствовало дальнейшему сокрытию преступления по ч 3 статьи 159, 171 УК РФ.
 
20 мая 2010 я, в числе других заявителей-потерпевших, обратилась в Ленинский суд г Новосибирска с жалобой в порядке ст 125 УПК, в которой со ссылкой на статью 42 УПК просила суд признать меня потерпевшей от преступления по части 3 ст 159 и 171 УК при явных признаках преступления ( хищение денег с моего счёта ) и от злоупотреблений должностных лиц (умышленное сокрытие преступления, содействие преступнику в освобождении от наказания, отказ в защите моего имущества, неисполнение судебных актов) с целью защиты посредством предъявления иска к государству, не выполнившему свои позитивные обязательства.
 
24 мая 2010 Ленинский суд г Новосибирска отказал в рассмотрении жалобы в порядке ст 125 УПК по причине : признание потерпевшим оформляется постановлением ТОЛЬКО после возбуждения уголовного дела, полномочия суда в рамках статьи 125 УПК не распространяются на признание потерпевшим даже при признании злостного бездействия и незаконных действий должностных лиц. Судебные заседания в Ленинском суде г Новосибирска в этот же период времени по обжалованию умышленного бездействия должностных лиц правоохранительных органов по делу № 3/10-98/2010 наглядно показали как наличие признаков преступления, совершённого в отношении заявителей, так и умышленное бездействие заинтересованных лиц : 5 месяцев судебных заседаний сопровождались бездействием по материалу проверки, которое продолжилось и после вынесенного 21 октября 2010 решения суда , обязавшего начальника ГУВД НСО устранить нарушение УПК и прав заявителей принятием законного решения. Бездействие и сокрытие преступления продолжается по настоящий момент времени.
 
В возбуждении уголовных дел в отношении злоупотребляющих должностных лиц Следственными комитетами отказано. При фактическом положении ЖЕРТВЫ преступления и злоупотреблений суд отказал мне в защите моих конституционных прав со сылкой на статьи 42 и 125 УПК, что доказывает их неконституционность.
 
                                               ПРОТИВОРЕЧИЕ КОНСТИТУЦИИ РФ
 
1. В силу ч. 1 ст. 35 Конституции Российской Федерации право собственности охраняется законом, в связи с чем нарушение этого права является нарушением закона. Таким образом, нарушение моего права собственности противоправным деянием , соответствующим ст 159,171 УК РФ, должно охраняться законом.
Обжалуемая норма статьи 125 УПК , признавая систематическое бездействие и незаконные действия должностных лиц, не устранила нарушение моего данного конституционного права, поскольку обязание устранить нарушение закона и моих прав оставило их нарушенными , а в признании меня потерпевшей от преступления и злоупотреблений суд отказал как неправомочный принимать подобные решения в рамках данных статей.
Признание лица потерпевшим имеет основной целью восстановление нарушенных преступлением гражданских прав либо компенсация причиненного преступлением вреда (либо и то, и другое). Норма статьи 125 УПК также направлена на восстановление нарушенных прав гражданина. Однако, отсутствие чёткой формулировки в статье 125 УПК о праве суда рассмотреть ходатайство в порядке статьи 42 УПК и принять решение для устранения нарушения прав граждан делает их на практике неконституционными.
 
2. Согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Это предполагает предоставление участвующим в судебном разбирательстве сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов, включая возможность заявления ходатайств, обжалования действий и решений
 
 Обжалуемые нормы УПК РФ нарушают моё конституционное право на равноправие сторон : не позволяют заявлять ходатайство при отсутствии возбуждённого уголовного дела в порядке статьи 42 УПК и ст 125 УПК для защиты своих прав , которые не восстанавливаются судебными актами , признающими бездействие и незаконные действия должностных лиц.
Таким образом, признание нарушения моих прав судом при отказе признать меня потерпевшей умаляет мои процессуальные права неэффективностью судебного решения
 
3. Часть 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации устанавливает : Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Обжалуемые мной нормы УПК РФ не гарантируют судебную защиту моих прав. Факт : мне было обеспечено многократное обращение в суд, многократное признание действий правоохранительных органов незаконными, многократное обязание их устранить нарушение моих прав, но судебная защита свелась к обращениям в суд, права остались нарушенными. Отказав мне в признании меня судом потерпевшей от сокрытого преступления , я лишена права на возмещение государством ущерба, причинённого мне сокрытым преступлением. Следовательно, защита моего права, гарантированного статьёй 35 Конституции РФ не обеспечена данными нормами.
 
4. Часть 2 статьи 46 Конституции Российской Федерации устанавливает : Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Обжалуемые мной нормы УПК РФ нарушили моё право на защиту , предусмотренную законом . Факт : суд многократно мне отказал в признании потерпевшей на том, основании, что ст 125 УПК НЕ содержит указание на право суда разрешить подобное требование при невозбуждённом уголовном деле и установленном судом факте наличия оснований для его возбуждения. Мои права , как потерпевшей , не защищены на основании статей 42 и 125 УПК
 
5. Статья 52 Конституции Российской Федерации устанавливает :
 
Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Обжалуемые мной нормы УПК РФ ставят права потерпевших от преступления в зависимость от усмотрения злоупотребляющих правоохранительных органов , что лишает меня доступа к реальному правосудию и полной компенсации причинённого ущерба. Факт : в течение 36 месяцев в нарушение статей 7, 144, 145 УПК не возбуждено уголовное дело при наличии повода и оснований, что 5 раз признавали суды незаконным, обязывали устранить и что не устранено. Со ссылкой на статью 125 УПК суды отказали в признании меня потерпевшей при невозбуждённом бездействующими правоохранительными органами уголовному делу. При этом я не признана потерпевшей ни правоохранительными органами, ни судом при факте совершения преступления.
 
Следовательно, Государством мне не обеспечен доступ к правосудию и компенсации причинённого вреда и мои права , гарантированные данной статьёй , нарушены. Непризнание меня потерпевшей от преступления лишает меня права на предъявление иска к государству с требованием компенсации ущерба, причинённого сокрытым преступлением, за что вина лежит на государстве. Непризнание меня потерпевшей от злоупотреблений лишает меня эффективной защиты в исковом порядке, поскольку бездействие и злоупотребление должны по-разному оцениваться судом, что отражается на компенсации ( степень вины пропорциональна размеру компенсации )
 
6. Статья 53 Конституции Российской Федерации устанавливает : Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.
 
Обжалуемые мной нормы УПК РФ ставят в зависимость право на возмещение вреда, причинённого преступлением и злоупотреблениями, от моей способности оплачивать пошлину при подаче иска, поскольку потерпевший освобождён от уплаты пошлины, а я лишена такого статуса . Всё это нарушает моё право, гарантированное ст 35 , 45, 46, 52, 53 Конституции .
 
Факт : при подаче искового заявления к бездействующим МВД, ГУВД НСО, УВД г Новосибирска, УВД г Казани , прокуратурам на сумму всего причинённого сокрытыми преступлениями и злоупотреблениями государственных органов вреда суд потребовал оплатить пошлину в размере около 14 000 рублей и отказал в освобождении от неё или отсрочке, что блокировало мой доступ к правосудию и праву, гарантированному данной статьёй.
 
Также мне было отказано в возмещении представительских услуг при защите моих прав в порядке статьи 125 УПК, к которым я прибегла по необходимости в связи с непроживанием в РФ, как не имеющей статуса потерпевшей, что также нарушило моё конституционное право, гарантированное статьями 35, 45, 46, 52, 53 , и является вмешательством в право на уважение собственности, что в свою очередь, является нарушением статьи 1 Протокола No 1 к Конвенции.
 
«Вмешательство в право на уважение собственности предполагает «справедливое равновесие» между требованиями общих интересов и необходимыми условиями защиты основных прав человека... В частности, необходимо, чтобы была разумная соразмерность между используемыми средствами и той целью, на которую направлена любая мера, лишающая лицо собственности.» (Pressos Compania Navera S.A. et al., 38 - перевод в М. Де Сальвия, Прецеденты Европейского суда по правам человека. Спб.: Юридический центр пресс, 2004. С. 964).
 
7. Часть 3 статьи 55 Конституции РФ устанавливает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Обжалуемые мною нормы ограничили мои конституционные права, гарантированные статьями 35, 45, 46, 52, 53 Конституции РФ не в целях, установленных в части 3 статьи 55 Конституции РФ.
 
8. В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
 
8.1 Генеральной ассамблеей ООН была принята «Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью», в которой: 18. Под термином «жертвы» понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, еще не представляющего собой нарушения национальных уголовных законов, но являющегося нарушением международно признанных норм, касающихся прав человека. Согласно перечня, закрепленного в Конвенции ООН, Россия подтвердила свою юрисдикцию в отношении следующих деяний: - злоупотребление служебным положением (ст. 19); - сокрытие (умышленное после совершения любого из преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, без участия в совершении таких преступлений, сокрытие или непрерывное удержание имущества, если соответствующему лицу известно, что такое имущество получено в результате любого из преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией) (ст. 24);
 
8.2 Согласно ст 35 Конвенции Организации Объединённых наций против коррупции от 31.03.2003 , ратифицированной Россией Федеральным законом от 08.03.06 № 40-ФЗ : «Каждое государство-участник принимает такие меры, какие могут потребоваться, в соответствии с принципами его внутреннего законодательства, для обеспечения того, чтобы юридические или физические лица, которые понесли ущерб в результате какого-либо коррупционного деяния, имели право возбудить производство в отношении лиц, несущих ответственность за этот ущерб, для получения компенсации».
 
8.3 Озвучивая свою правовую позицию Европейский суд неоднократно напоминал, «что статья 13 Конвенции гарантирует наличие на внутригосударственном уровне средств правовой защиты для обеспечения прав и свобод, гарантированных Конвенцией, в любой форме, предусмотренной установленным внутри государственным законным порядком. Влияние статьи 13 Конвенции является таковым, чтобы требовать предоставления внутренних средств правовой защиты при условии реальности "спорной жалобы" согласно положениям Конвенции, и соответствующих средств судебной защиты, хотя Договаривающимся государствам предоставлена некоторая свобода действий в отношении способа соблюдения обязательств, предусмотренных положениями Конвенции в части касающейся этих положений. Ряд обязательств в соответствии со статьей 13 Конвенции различается в зависимости от характера жалобы заявителя, поданной на основании положений Конвенции. Тем не менее средства правовой защиты, предусмотренные статьей 13 Конвенции, должны быть "эффективными" как на практике, так и в теории, в частности, в связи с тем, что их предоставлению не должны необоснованно препятствовать действия или бездействия органов государственной власти государства-ответчика (см. Постановление Европейского суда по делу "Аксой против Турции" ("Aksoy v. Turkey") от 18 декабря 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-VI, § 95; Постановление Европейского суда по делу "Аюдин против Турции" ("Aydin v. Turkey") от 25 сентября 1997 г., Reports 1997-VI, § 103)». Однако, обжалуемые мною нормы ставят в зависимость защиту моих конституционных прав от бездействующих правоохранительных органов, умаляют их ответственность и моё право на получение полной компенсации за причинённый вред.
 
9. Обжалуемые мною нормы не обеспечивают практическую реализацию правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 27 июня 2000 года по делу о проверке конституционности положений статей 47 и 51 УПК РСФСР и в Определении от 22 января 2004 года по жалобе гражданки Л.М.Семеновой на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 354 УПК Российской Федерации: обеспечение гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, в частности потерпевшим, а наличием определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав. Из указанных конституционных норм и корреспондирующих им положений международно-правовых актов следует, что государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной (Постановление КС РФ от 16 июля 2004 г. №14-П, Определение КС РФ от 12.04.2005г. №113-О).
Под судебной защитой понимается эффективное восстановление в правах независимым судом на основе справедливого судебного разбирательства.
 
4. Согласно уголовно-процессуальному законодательству лицо признается потерпевшим от преступления при наличии оснований полагать, что ему непосредственно преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред v Многократные попытки обращения в суд с жалобой в порядке статьи 125 УПК с требованием признания меня потерпевшей были безрезультатными : отсутствие возбуждённого уголовного дела. Таким образом, формулировки статей 42 и 125 УПК позволяют правоохранительным органам НЕ раскрывать преступления, «играя» в многократные отмены незаконных решений и их очередное вынесение. Отсутствие конкретной нормы, дающей суду право признавать гражданина потерпевшим при наличии признаков преступления и установленном судом бездействии правоохранительных органов нарушает моё конституционное право на судебную защиту, на полное возмещение вреда, причинённого преступлениями и злоупотреблениями.
 
Обратившись в суд на основании статей 52, 53 Конституции РФ за компенсацией вреда, причинённого бездействием правоохранительных органов, установленном судом и способствующему невозмещению материального вреда, причинённого преступлением, я должна была доказывать моральный вред, размер которого зависит от усмотрения суда и моей словоохотливости в то время, как потерпевший имеет право на компенсацию причинённого материального и морального вреда .
Например, судебная практика показывает, что усмотрения судов сводятся к суммам 7-10 тысяч рублей за год-два волокиты, которые не возмещают материальный вред в размере 4 200$ в моём случае. Однако, мне было судами отказано даже в возмещении морального вреда за его «недоказанностью».
 
Таким образом, отказ суда в признании меня потерпевшей в рамках статьи 125 УПК со ссылкой на отсутствие таких полномочий, предусмотренных данной статьёй, нарушает мои конституционные права и блокирует доступ к правосудию : не позволяет возместить ВЕСЬ причинённый бездействием и незаконными действиями государственных служащих вред.
 
По моему мнению , статьи 42 и 125 УПК в их трактовке и правоприменительной практике нарушают конституционные права , гарантированные статьями 2,4,15,17,18,19, 35, 45,46,52,53 Конституции Российской Федерации, поскольку :
 
- ограничивают моё право на беспрепятственный доступ к правосудию, гарантированный статьями 15, 45,46, 52, 53 Конституции РФ, подразумевающий возмещение всего причинённого вреда - свидетельствуют о дискриминации по процессуальному признаку и нарушении прав, гарантированных статьями 2, 4, 15,17,18 19 Конституции
- способствуют неисполнению государственными органами норм Конституции , гарантированных перечисленными статьями, так как отсутствует ответственность государства перед потерпевшим в полной мере
- налагает на меня обязанность уплаты пошлины при подаче иска к правоохранительным органам, что умаляет ещё более мои нарушенные права, особенно при требовании материального характера.
 - препятствует в возмещении представительских услуг в порядке ст 131 УПК, так как заявитель не оговорен в данной статье как имеющий право на возмещение представительских услуг
- препятствует в компенсации за нарушение срока судопроизводства в рамках ФЗ № 68, согласно которому заявитель не относится к категории граждан, на которых он распространяется ( поэтому 36-месячная доследственная «проверка » не может быть компенсирована государством и может длиться до истечения срока привлечения к уголовной ответственности при непризнании меня потерпевшей)
 
По смыслу статей 46 - 52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств, а значит, он должен быть наделен уголовно-процессуальным законом соответствующими полномочиями. В противном случае обеспечение в должном объеме права на судебную защиту было бы невозможным.
 
Приведенные доводы свидетельствуют о наличии неопределенности в вопросе о том, соответствуют ли Конституции РФ статьи 42 и 125 УПК , исключающие, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, возможность признания судом гражданина потерпевшим от преступления при наличии определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав, независимо от невозбуждённого бездействующими правоохранительными органами уголовного дела для реализации его конституционных прав в полном объёме.
 
На основании вышеизложенного и в соответствии со ст. 125 ч. 4 Конституции РФ, п. 3 ч. 1 ст. 3, ст. 36, ст. 96, 97 ФКЗ о КС РФ ПРОШУ: Признать не соответствующими статьям 2,4,15, 17, 18, 19, 35, 45, 46, 52, 53 , 55, 123 Конституции РФ часть 1 статьи 42 УПК РФ , в которой не определён порядок признания гражданина потерпевшим, и часть 1 статьи 125 УПК в той ее части, в которой суду не предоставлены полномочия признания лица потерпевшим при наличии определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав

Перечень документов, прилагаемых к Конституционной жалобе:
1. Копия постановления Ленинского суда г Новосибирска от 24.05.2010 по делу № 3/10-99/2010
2. Копия кассационного определения областного суда г Новосибирска от 28.06.2010 по делу № 22к-3103/2010
3. Копия постановления Ленинского суда г Новосибирска от 22.10.2010 по делу № 3/10-186/2010
4. Копия кассационного определения областного суда г Новосибирска от 19.01.2011 по делу № 22-235/2011 5. Копия постановления Ленинского суда г Новосибирска от 27.10.2010 по делу № 3/10-187/2010
6. Копия кассационного определения областного суда г Новосибирска от 08.12.2010 по делу № 22-5697/2010
7. Копия постановления Ленинского суда г Новосибирска от 10.11.2010 по делу № 3/10-193/2010
8. Копия кассационного определения областного суда г Новосибирска от 22.12.2010 по делу № 22-5991/2010
9. Ходатайство об освобождении от уплаты пошлины
10 . Копия жалобы в 2-х экземплярах
Подпись Иванова И А 18 июля 2011

Решение  КС  в  приложенном  файле
Категория: Мои файлы | Добавил: merrypoppins | Теги: злоупотребления, обжалование незаконного отказа в во, ст 42 УПК, ст 125 УПК, жалоба в Конституционный суд РФ, потерпевший
Просмотров: 8146 | Загрузок: 385 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 2.5/4
Всего комментариев: 1
avatar
1
Ира,очень хорошо будет если можно будет размещать по клику в майле, одноклассниках и тд. твой сайт ,что бы твой опыт мог перековаться и больше людей могли им воспользоваться .Попробуй добавить такие функции
avatar

Развод застал врасплох?
Тревожат Споры о детях?

Обращайтесь:
Правовая помощь по семейным делам
Образцы исковых заявлений, жалоб
Права отца после развода
Юридическая консультация по семейным вопросам онлайн, бесплатно по телефону.

Copyright MyCorp © 2017